Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд


НазваниеБорев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд
страница1/47
Дата публикации07.03.2013
Размер7.91 Mb.
ТипДокументы
www.userdocs.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47







УДК 18 ББК 87.8 Б 82

Борев Ю. Б.

Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 - 5-е изд., допол,- Смоленск: Русич, 1997. - 640 с.: ил.

Эта книга дает наиболее систематическое и современное изложение полного курса эстетики как научной дисциплины. Автор пытается подвести теоретические итоги художественной культуры XX века, рассматривает вопросы природы, сущности, происхождения и истории развития искусства. Большой раздел посвящен категориям эстетики, где по-новому освещаются прекрасное, возвышенное, трагическое, комическое и другие категории.

В книге излагаются такие новые проблемы, как герменевтика - теория понимания искусства, рецептивная эстетика, риторика и поэтика художественного произведения. Рассмотрена методология анализа художественного произведения и методология анализа художественного процесса. Автор привлек богатый материал из истории мирового искусства, а анализ многих классических и лучших современных произведений убедительно иллюстрирует теоретические положения, выдвигаемые в книге.

Предлагаемая книга является современным учебным пособием для искусствоведов, художников, студентов, изучающих эстетику.

Б 1800000000 ББК 87.8

ISBN 5-88590-695-5 (т. 2) ISBN 5-88590-662-9

© Ю. Б. Борев, 1996 © «Русич», 1997

© А. А. Барейшин, А. А. Шашкевич, оформление, 1997


^ ЭСТЕТИКА - ГЕНЕАЛОГИЯ ИСКУССТВА

5

ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ПРОПАСТЬ БЕССИЛИЯ И УДВОЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ

20

^ ИСКУССТВО —

НЕИЗБЕЖНЫЙ

ПРОДУКТ

ИСТОРИЧЕСКОГО

ПРОЦЕССА

^ НАУКА О ПРОИСХОЖДЕНИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ И ЭСТЕТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА






^ ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ПРОПАСТЬ
БЕССИЛИЯ И УДВОЕНИЕ
РЕАЛЬНОСТИ


СПОСОБЫ ПОСТИЖЕНИЯ

ПЕРВОБЫТНОЙ

КУЛЬТУРЫ

Возникновение искусства сокрыто от нас временем. Этот загадочный процесс происходил в эпоху верхнего палеолита, 40—50 тыс. лет тому назад. Древний человек жил беспросветнотрудной жизнью, борьба за существование отнимала у него все время и силы. И вдруг он начал расписывать стены пещер, ставить каменные и глиняные столбы и протоскульптуры, нарядившись в звериные шкуры, изображать в театрализованном действии охоту, петь и танцевать, произносить ритмизованные заклинания.

Как понять эти процессы? В чем причина и каковы результаты их возникновения?

Ответу на эти вопросы (созданию теории происхождения искусства) способствуют следующие методы: 1) изучение этнографии первобытных народов (археологических данных и памятников древнейшей культуры); 2) осмысление древнейшей истории человечества;

  1. изучение атавистических форм в современной культуре (суеверий, загово-




ров, остатков ритуально-магических представлений);

  1. «экстраполяция в прошлое» от известных нам позднейших феноменов и форм художественной культуры; 5) прыжок через разрыв в информации; 6) теоретическое фантазирование и создание гипотез на основе известных фактов с последующей проверкой научного предположения новыми фактами; 7) сопоставление фак- ов и идей, добытых вышеназванными способами.

^ ТРУД, МАГИЯ
И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-
ПОДРАЖАТЕЛЬНАЯ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ


Изобразительное искусство начиналось не с фигу-
ративных, а со знаково-символических изображений,
носивших в исторической ситуации древнего челове-
ка характер удвоения мира. Таковы отпечатки руки
или следы «раны» на стене, которые выступают как
знаки овладения природными объектами и как знаки


человеческой способ-
ности целенаправлен-


но воздействовать на
мир. Труд (охота) и
предваряющий его ма-
гический ритуал поро-
дили первое изображе-
ние — «рану». Этот
знак на самом деле ни-
чего не замещал (нас-
тоящий знак всегда
что-то замещает) и
для первобытного че-
ловека носил харак-
тер реальной раны и
имел функциональный
смысл: человек не толь-
ко готовился нанести
удар животному —





объекту промысла, не только предвосхищал и проек-
тировал этот удар, но и осуществлял его в некоей опе-
режающей предварительной форме, предопределяв-
шей, по тогдашним представлениям, будущую рану,
которая обеспечит успех охоты. Древний человек счи-
тал, что удар, наносимый по изображению зверя, ре-
ально ослабляет животное, на которое завтра будет
устроена облава. Это укрепляло веру охотника в уда-
чу и победу.


Магическое изображение носило мировоззренчес-
кий характер и было не столько средством познания
мира, сколько средством формирования взаимоотно-
шений с ним первобытного коллектива, средством
магического изменения действительности, репетицией,
готовившей реальное освоение мира.


Древнейшие изображения подражательны. Они —
инобытие реальности, ее ипостась. Это магические
реалии, которые имеют изобразительную, пантомими-
ческую, подражательную, звукоподражательную, ин-
тонационно- и вербально-суггестивную формы.


Уходящие к истокам культуры канонизированные

словесные суггестив-
ные высказывания (за-
говоры, заклинания,
проклятия, любовные
«присушки», помина-
ния, военные песни,


«уничтожающие» вра-
гов) не являются ни ин-
дивидуальным, ни да-
же коллективным са-
мовыражением и пред-
ставляют собой це-
ленаправленную риту-
ально-магическую дея-
тельность, исходящую
из уверенности в прак-
тической действеннос-
ти слова. «Словом ос-
танавливали солнце,







словом разрушали города» (Николай Гумилев). Это словесная форма магии, обычно синкретически связанная с музыкальной и танцевальной обрядовой деятельностью. Магические реалии в корне отличаются от художественных произведений своими целями; искусство стремится воздействовать на человека, магия — непосредственно на действительность. Отсюда натуральность трактовки зверя в наскальном рисунке и в танце. Не случайна и «натуральность» ран, наносимых изображению зверя с помощью орудий охоты. Пятна же охры призваны представить во «всем ее естестве» кровь животного.

Фигуративное наскальное изображение при всей его натуральности есть не образ, отражающий реальность, не знак, ее замещающий, а способ удвоения реальности, ее второе, магическое обличье и средство овладения ею. Древний человек, ударяя копьем по изображению животного, совершал магическую операцию «охоты». «Когда художник палеолита рисовал на скале животное, он рисовал реальное животное. Для него мир вымысла и искусства еще не был самостоятель-




ной областью, отделенной от эмпирически воспринимаемой действительности. Он еще не противопоставлял, не разделял эти сферы, но видел в одной прямое продолжение другой»17.

Процесс рождения театра схож с тем ритуальномагическим процессом, из которого рождалось изобразительное искусство. Человек надевал маску или окрашивал свое лицо, при этом он не выступал как образ или знак зверя, а выступал как зверь в ином обличье (магическое воплощение зверя, ритуальное подражание ему).

Танец в древнейшей культуре так же, как изобразительная и вербальная деятельность, имел не художественно-образный, а ритуально-магический характер.

Этнографические наблюдения подтверждают археологические данные и свидетельствуют, что в пляске обитатели Южной Африки стремятся магическим действием «умилостивить» зверя и путем волшебства заставить дичь угодить в руки охотника. Здесь насчитывается свыше двадцати видов плясок, которые носят имена шакала, гиены, леопарда, льва, тигра, гепарда, ястреба, орла, слона и других зверей и птиц. Туземец

Hauser A. The Social History of Art. — L., 1957. — P. 27.


10

имитирует в танце характерные движения и повадки этих животных или изображает охотничью операцию по добыче зверя, сближая, а порой и отождествляя себя с ним. Пляску сопровождает пение хора. Танцоры же издают звукоподражательные крики, свойственные имитируемому животному. Все участники обрядовой пляски ряжены. Такова современная этнографическая картина древнего ритуала овладения зверем. Эта картина дополняет и оживляет свой живописный аналог, обнаруженный археологами.

Первая тема и проблема в истории культуры, поднятая в древнейших формах изобразительной деятельности человека, — это труд и любовь (понимаемая как деторождение), то есть созидательные, животворящие силы общества.

Трудовая теория происхождения искусства звучит убедительно, а связь первобытной изобразительной и подражательной деятельности с практическими потребностями несомненна. Однако не следует эту связь понимать вульгарно, как это имело место в трудовой концепции происхождения искусства К. Бюхера. Обобщая материал трудовых песен различных народов, он предположил, что в древности музыка и поэзия составляли единство с работой, которая определяла ритм музыки и задавала стихотворный метр поэзии27. Из трудовой песни, по Бюхеру, выросли эпос, лирика и драма. Эта концепция упрощенно трактовала связь труда с искусством. Опосредующее звено между трудом и искусством — магические реалии (наскальные рисунки, заговоры, заклинания) — из этой концепции выпадало.

А. Н. Веселовский показал, что танец, музыка, поэзия возникли в недрах первобытного синкретизма искусств, объединенных рамками народного обряда. Роль слова вначале была ничтожна, и оно целиком подчинялось интонационно-ритмическим и миметическим началам. Формирование литературы, по мнению Веселовского, происходило Путем постепенного повышения

2/ См.: Бюхер К. Работа и ритм. — М., 1923. — С. 259—293


роли словесного текста в ритуальном синкретизме37. А. Н. Веселовский полагал, что синкретизм определил лиро-эпический характер древних форм эпоса. Лирика же рождалась из кликов древнего хора, из его коллективной эмоциональности благодаря усилению индивидуального начала в поэтическом сознании.

В ходе развития древнего общества на основе возникших из практических потребностей магических реалий, синкретических и ритуальных по своей природе, родилась знаковая система, способствовавшая затем художественно-образному отражению мира. Например, камень, олицетворявший зверя и служивший мишенью для нанесения ран, заменяется натуральным чучелом зверя, а потом его скульптурным образом. Или из словесного заклинания на основе содержащегося в тексте описательного начала рождается эпическая, а на основе суггестивного начала — лирическая традиция.

^ ТОТЕМИЗМ —

МИФ — ИСКУССТВО

Древние люди охотились, убивали и съедали животное, что, по их представлениям, делало человеческое тело продолжением тела зверя. Охотник стремился «ублажить» животное, найти с ним общий язык, а через маскарад ряжения и подражание в танце как бы уподобиться ему физически, слить свое тело с телом зверя, обрести его облик. Сочетание антропоморфных и зооморфных мотивов в магическом обряде предвосхищало приобщение животного к охотничье-хозяй- ственной деятельности человека.

Отождествление себя со зверем — исходный пункт формирования тотемизма. Тотемические представления древнего человека развиваются вместе со становлением специализированной охоты на зверя опреде-

3/ См.: Веселовский А. Н. Историческая поэтика. — Л., 1940.


12

ленного вида. На этом этапе в психике человека фор-
мируется идея о тотеме как родоначальнике и по-
кровителе первобытного коллектива.


Именно мужчина представляет зверя-тотем в об-
рядовых танцах, потому что идея тотема родилась на
основе охотничьей деятельности, которую вела мужс-
кая часть племени. Тотемический зверь, обычно имев-
ший важное хозяйственное значение, выступал в виде
предка, покровителя рода. Охота и поедание живот-
ного были процедурой исторического породнения с
ним. Зверь, на которого охотились и которого поеда-
ли предшествующие поколения соплеменников, в из-
вестном смысле был и в самом деле «предком» всех
членов племенного коллектива. Отсюда берут истоки


представления о том, что
родовая группа возникла в
результате брака женщи-
ны с тотемным зверем, ко-
торый еще и поэтому всег-
да был мужского рода.


Женщина в тотемических
представлениях выступа-
ет как существо, воспро-
изводящее род. Такова хо-
зяйственно-экономическая
и ритуально-магическая
подоснова важнейших ми-
фологических сюжетов.


Искусство существен-
но отличается, а во мно-
гом и противоположно ма-
гии. Магия — удвоение
реальности путем созда-
ния ее материально фик-
сированного мыслительно-
го подобия
(магическая
реалия)
и решение практи-
ческой задачи
(освоение
мира, овладение трудно-
доступным предметом)
с




13

помощью манипулирования этим подобием. Человек прибегал к магии, так как отсутствовали силы, гарантирующие его превосходство над зверем. Охотник уповал на волшебство, которое призвано было обеспечить достаточное размножение и своевременное появление зверя в соответствии с человеческой потребностью. Магия — форма суггестивной мобилизации духа, отчаянное, нечеловеческое усилие в попытке преодолеть практическую беспомощность при овладении необходимым, но грозным предметом, по отношению к которому человек несвободен. Магическое изображение помогало людям справиться с бесконечно сложными и опасными задачами. Магия — прямое практическое воздействие на мир, благодаря которому вассал природы на мгновение становится ее иллюзорным сюзереном. Магия — «свобода», обретаемая рабом необходимости благодаря величайшему, как бы лазерному сосредоточению всей духовной энергии на одном участке жизни.

Обряд и сопровождающая его изобразительная, подражательно-имитационная (ряжение, звукоподражание, имитация телодвижений зверя) и словесносуггестивная деятельность повторяемы, цикличны и




приурочены к определенным практически важным делам (охота, врачевание, война, похороны).

Ритуал — предвосхищение будущего. Это процесс, выпадающий из исторического течения времени.

Миф (греч. mythos предание) — древняя история или легенда, объясняющая религиозные или сверхъестественные явления, такие, как боги, герои, могучие силы природы47; образное выражение коллективного бессознательного, предшествующее индивидуальному бессознательному (Юнг); первая попытка объяснения естественных и социальных явлений57, сакральная история, повествующая о событии, происшедшем в достопамятные времена «начала всех начал» (миф не вымысел, не иллюзия, а реальное сакральное событие, служащёе примером для подражания)67; повествование, сага, построенные на изображении в слове того, что ритуалы выражали на языке культа; саги о боге, о героях, о сотворении мира и о его крушении; повествование о таких событиях, как возникновение земли и человека, социальных институтов и культуры77; анонимное сказание предположительно исторического характера, истоки которого неизвестны; объяснение природных явлений87; обращение к эмоциям, а не к разуму, ибо во времена создания мифологии разумные объяснения оставались невостребованными97. Миф — «воспоминание» о далеком прошлом, о событиях, происходивших до начала исторического времени.

Будучи генетически и культурно связан с ритуалом, миф на самом деле является более поздним образованием, существенно отличным от своего прародителя. Ритуал преднамерен и специально организован.

4/
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

Похожие:

Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconБорев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 1 5-е изд
Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 1 5-е изд., допол,- смоленск: Русич, 1997. — 576 с.: ил
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconЭстетика киномузыки
Книга польского музыковеда Лиссы «Эстетика киномузыки» представляет собой капитальный труд, посвященный вопросу о роли музыки в создании...
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconЭстетика

Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconСкоропанова И. С. Русская постмодернистская литература: Учеб пособие. 3-е изд., изд., и доп
Русская постмодернистская литература: Учеб пособие. 3-е изд., изд., и доп. М.: Флинта: Наука, 2001. 608 с. Isbn 5-89349-180-7 (Флинта)...
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconПримерный перечень вопросов к зачету по дисциплине «Эстетика» для студентов факультета филологии

Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconШабельникова Н. А. Д36 История России : учеб пособие. 2-е изд
Д36 История России : учеб пособие. — 2-е изд., перераб и доп. — М.: Тк велби, Изд-во Проспект, 2006. 560 с
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconШабельникова Н. А. Д36 История России : учеб пособие. 2-е изд
Д36 История России : учеб пособие. — 2-е изд., перераб и доп. — М.: Тк велби, Изд-во Проспект, 2006. 560 с
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconУчебно-методическое пособие для студентов педагогических вузов. 2-е...
Работа печатается по решению редакционно-издательского совета Казанского государственного педагогического университета
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconАлгоритм
Ш 55 Разгром Японии и самурайская угроза. — М.: Изд-во Алгоритм; Изд-во Эксмо, 2005. — 512 с, ил
Борев Ю. Б. Б 82 Эстетика. В 2-х т. Т. 2 5-е изд iconГумилевский Л. И. Вернадский. 3-е изд
Вернадский. — 3-е изд. — М. Мол гвардия, 1988. — 255[1] с., ил. — (Жизнь замечат людей. Сер биогр. Вып. 6(325))
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
www.userdocs.ru
Главная страница